Государство берется продавать лекарства по нормальным ценам, раз бизнес не хочет

Как стало известно в начале недели, президент Путин дал поручение  правительству России создать сеть государственных аптек. Главная цель – обеспечение гражданам доступа к доступным и недорогим лекарствам.

Чем же вызвана такая инициатива главы государства? Если коротко – то значительным ростом стоимости медпрепаратов в немалом количестве российских аптечных учреждений. Причем, самое неприятное – цены эти нередко в разы “перегоняют” рост курса доллара. При этом могут касаться и “жизненно-необходимых” лекарств, стоимость которых регулируется государством.

Конечно, государство в свою очередь пытается предпринимать предусмотренные законом меры по недопущению таких эксцессов. Генпрокуратура, другие профильные ведомства проводят неожиданные проверки торговых точек, фиксируют нарушения. В итоге нарушителям грозят достаточно серьезные санкции – от крупных штрафов до лишения лицензии.

Увы, как показали проверки российского “торга”, завышение цен наблюдается порой до 300-400%.  Что поневоле заставляет вспомнить блестящий афоризм английского профсоюзного деятеля и публициста 19 века Томаса Д. Даннинга, позже “позаимствованного” Марксом: “При ста процентах прибыли, капитал попирает все существующие законы, а при трехстах нет такого преступления, на которое он бы не решился, хотя бы под страхом виселицы”.

А если учесть, что пресловутая “виселица” недобросовестным аптекарям явно не грозит – то итог только лишь надзорной деятельности государственных контролирующих инстанций в отношении к “частникам” предугадать несложно.

Собственно, осуждать последних за стремление получить максимальную прибыль, наверное, не стоит – это всеобщая психология. “Отец” современной политэкономии, другой известный англичанин, Адам Смит в этой связи блестяще замечал:

“Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и говорим им вовсе не о наших нуждах, а об их выгодах.”

То есть, рыночная экономика – хоть в исконном ее варианте, хоть в современном, базируется именно на эгоистическом желании участников рынка получать максимальную прибыль. Другое дело, что в нормальных условиях взаимная конкуренция рано или поздно приводит к снижению цен. Но и эта закономерность действует далеко не всегда.

Яркий пример – стоимость нефти на мировом рынке. Себестоимость добычи барреля – от 4 долларов у “саудитов”, 12-15 долларов – в Азербайджане (приблизительно столько же и в России) – и до полусотни и выше в “сланцевых” проектах. Между тем, продают ее никак не ниже 40-60 долларов за баррель – и то, после значительно снижения с отметки в более, чем сотню долларов. То есть, некоторые товары стоят не столько, сколько обходится их себестоимость плюс “разумная” наценка процентов этак в 30 – но столько, сколько за них готовы платить покупатели.

К лекарствам это относится еще больше. В самый лютый кризис люди могут экономить на всем – одежде, бытовой технике, даже еде, во всяком случае, более дорогой. Но когда начинаются проблемы с самым дорогим, что есть у человека, его здоровье – экономия обычно считается неуместной. Особенно если доктор, побывавший накануне на парочке “симпозиумов” от щедрот иностранных фарм-фирм, с обильным угощением-сувенирами, заговорщически подмигнет на приеме: “Ну, Вы же понимаете, я могу Вам назначить отечественный препарат, а могу – хороший, импортный…”

Именно поэтому обычно фармацевтический бизнес не подвержен никаким кризисам. Более того, именно в кризисные периоды, его действующие лица “под шумок” обычно не упускают возможность “вздуть” цены значительно выше и курсовых колебаний, и нормальной рентабельности. Сверхприбыли – они никому не помешают. Даже если заплатить с них штрафы – все равно немало останется.

К счастью, наряду с рынком в истории экономики существуют и другие модели, позволяющие сгладить временами возникающие эксцессы чисто “либеральной” модели. Взять ту же конкуренцию – ею всерьез озаботились в начале 20-го века даже в сверхлиберальных США, создав эффективное “антитрестовое” (то есть, антимонопольное) законодательство.

Но в кризисные периоды даже отсутствие монополизма, как указывалось выше, тоже бывает недостаточным для нормальной жизни общества. В применении к аптекам – их в России втрое больше на душу населения, чем, скажем, в США и Германии  В 2013 году Минздрав даже всерьез задумался над сокращением их численности – и, особенно, над мерами противодействия монополизму “аптечных сетей”. Но это, как видим, мало помогло снижению цен на лекарства в кризисный период.

А потому, скажем, в годы Второй Мировой войны “карточная система”  была введена не только в СССР и в Германии, других странах Европы – но и в Англии, и даже в довольно отдаленных США и Канаде. Американцам в середине войны, например, полагалось на неделю всего 129 грамм сахара – где-то около 20 чайных ложек. Нормировался бензин, обувь, ряд других товаров.

К счастью, в России подобные крайности излишни. Да и сложно себе представить “нормы потребления” в отношении лекарств – по определению подбираемых индивидуально к разным больным.

Однако для борьбы с “диким рынком” существует еще одна, не менее эффективная, и, главное – вполне рыночная мера – создание торговых сетей, ценовая политика и ассортимент которых полностью определяется государством. Которое, в отличии от рядовых и корпоративных участников рынка, заинтересовано не в получении максимальной прибыли – но как раз в максимальной заботе о благе всех своих граждан.

В применении к аптекам – им не обязательно заботиться о получении высоких доходов за счет продажи как можно более дорогих препаратов. То ли по причине высоких цен самих производителей – то ли из-за завышенных расценок. Главное в такой деятельности – обеспечения доступа гражданам к недорогим отечественным лекарствам.

Собственно, подобные учреждения совсем не обязательно должны быть убыточными. Главное – “оказаться в нужное время в нужном месте”. Как, скажем, госаптекам Крыма – которым власти полуострова одним разрешили размещаться прямо в больницах.  То есть, при прочих равных условиях, больные и их родственники, гораздо с большей вероятностью купят нужное лекарство “под боком”, в государственном аптечном учреждении, чем у “частников” несколько дальше – обеспечив первым неплохую прибыль за счет возросшего “оборота”.

На всякий случай, заметим – задание главы государства “создать государственную аптечную сеть” не стоит понимать, как создание ее “с нуля”. Такие учреждения есть в стране и сейчас – как минимум, в крупных городах. Довольно немало их и в столице.

Другое дело, что их доля в масштабах России довольно мала – около 3%.  Да и те, что принадлежат местным властям, часто не получают от них никаких преференций – а потому вынуждены, во имя “хозрасчета”, действовать практически в том же ключе, то и “частники” — повышать цены, отказываться от “копеечных”, но нужных больным, лекарств, ради большей прибыли.

Таким образом, поставленная президентом перед правительством задача выглядит, как минимум, на первом этапе, даже проще, чем кажется. В смысле – “создавать” в прямом смысле слова новые государственные аптеки сразу необязательно – достаточно правильно наладить работу уже существующих.

Их всего 3%? Ну, так вспомним данные от министра Скворцовой – о том, что аптечная “плотность” в России втрое выше, чем в развитых странах Запада. То есть, в реале муниципальных аптек у нас – где-то десятая часть от действительно необходимого их количества. А это уже – очень даже немало.

Ведь если люди будут знать, что в этой условной аптеке есть дешевые и нужные лекарства – они пойдут именно туда. Заодно покупая там же и другие препараты, даже и более дорогие. А жаждущие сверхприбылей “частники” будут поставлены перед дилеммой: разориться ввиду отсутствия покупателей – или же обеспечить такой же ассортимент и такие же разумные наценки, как и у “государственных” коллег.

Думается, подобное начинание, после успешной апробации на фармацевтическом обслуживании, могло бы быть применено и в других сферах бизнеса. В частности – продовольственной торговле, где в ряде торговых сетей наценки также давно вышли за пределы разумного, достигая тех же 300-400%, что и в аптечном бизнесе. Как это имело место во времена НЭПа, где цены в государственных магазинах не давали возможности частным предпринимателям взвинчивать цены в собственных торговых точках. Но это, наверное, возможная задача уже следующего этапа антикризисных мер…

Когда материал уже был сдан к публикации — появилась свежая новость: крупнейшие аптечные сети России приняли решение «заморозить» цены на жизненно важные лекарства на уровне ноября, при этом создав их полугодовые запасы. Как видно, решение руководства страны создать значимую сеть государственных аптек подействовало на коммерсантов даже еще не успев воплотиться в жизнь. Что является лишним доказательством правильности выбранного курса.

[hide]источник[/hide]

Без рубрики